неділя, 13 травня 2012 р.

Місто-пам'ятник


Комсомольськ часто називають містом-пам'ятником. Це недивно, адже збудовано його на місці запеклих боїв за Дніпро, які велися тут у роки Великої Вітчизняної війни. Тут, серед піщаних пагорбів і дніпровських плавнів билися з ворогом українські воїни, а також солдати, що родом з Росії, Білорусії, Грузії, Узбекистану, Казахстану та Естонії.

Про те, які події відбувалися під час Великої Вітчизняної війни на місці, де ми зараз живемо, можна прочитати в рукописах Юрія Кащенка, нашого відомого місцевого краєзнавця.



* * *
Летом 1941 года, потерпев неудачу захватить Кременчуг сходу, немецкое командование решило обойти город с юго-востока, форсировав Днепр ниже по течению. Здесь вся тяжесть обороны левобережья Днепра легла на плечи ополченцев. По приказу командующего юго-западным направлением маршала Советского Союза С.М.Будённого в Полтаве был сформирован особый полк ополченцев из частей гарнизона и состава тракторного училища. Его командиром был назначен полковник Черенков Иван Алексеевич. Начальником штаба – подполковник Каневский Василий Андреевич. Всего в полку насчитывалось 2,5 тыс. бойцов. Это были курсанты тракторного училища, трактористы, комбайнёры, работники МТС, рабочие полтавских предприятий.

На рассвете в августе 1941 года со станции «Кобеляки» полк совершил марш-бросок и занял оборону на левом берегу Днепра в районе Редуты – Келеберда - Малый Орлик. Фронт обороны полка составил 60 км. 9 августа отряд бойцов полка под командованием капитана С.М.Фридмана ночью переправился через реку и атаковал гитлеровцев в селе Дереёвка. Фашисты были застигнуты врасплох. Наши бойцы уничтожили мотоциклетную роту, сожгли несколько танков, было освобождены из плена и переправлены на левый берег Днепра большая группа раненых красноармейцев.

12 августа группа бойцов под командованием воентехника второго ранга А.Г.Михайлова сорвала переправу у села Низы. Всю ночь наши бойцы вели неравный бой с гитлеровцами. Утром враг отступил, а под покровом ночи наши бойцы переправились на правый берег Днепра в районе Мишурин Рог, вступили в бой с захватчиками, сожгли несколько бронемашин, разгромили штаб и захватили знамя немецкого полка.

Жители прибрежных сёл всячески помогали бойцам. Они сообщали о передвижении противника, переправляли воинов через Днепр, создавали истребительные батальоны, вели борьбу с диверсантами и мелкими группами фашистов, которым удавалось проникнуть в тыл полка.

19 августа полтавских ополченцев сменила 300-я стрелковая дивизия, которой командовал полковник П.И.Кузнецов, а ожесточённые стычки с гитлеровцами продолжались. В ночь на 30 августа немецкое командование бросило в наступление 100-ю лёгкую пехотную дивизию из района села Дереевка, что вверх по течению Днепра. В этом районе находилась группа островов, расположенных недалеко от левого берега. На одном из данных островов расположилась рота лейтенанта М.А.Тёмушкина. На вооружении они имели три пулемёта, гранаты и винтовки. На этот-то остров и двинулись 60 десантных лодок с 10–15 гитлеровцами на каждой. Десятки могучих прожекторов с правого берега осветила остров. Вражеская артиллерия открыла сильный огонь, который поддерживал высадку десанта и одновременно препятствовал переброске подкреплений 300-й дивизии в помощь роте лейтенанта Тёмушкина. Горстка наших бойцов встретила врага ружейно-пулемётным огнём. Первыми же залпами были уничтожены десятки фашистов. Не считаясь с потерями, гитлеровцы рвались вперёд. Их вновь косили защитники острова, а на смену павшим накатывались новые волны противника. Враг продвигался буквально по трупам своих солдат.

Воды Днепра покраснели от пролитой крови. Но и ряды наших бойцов всё более и более редели. Гитлеровцы окружили их, пытаясь взять живыми. Во главе со своим командиром они ринулись в рукопашную атаку. Вспыхнул ожесточённый смертельный бой. Действуя штыками и лопатами, воины истребляли наседавших фашистов, но и сами гибли. Лишь десять тяжело раненых, в том числе и командир Тёмушкин Н.А., остались в живых в этом бою. За мужество и отвагу в бою воины были награждены медалями и орденами. Н.А.Тёмушкину был вручён Орден Красного знамени. (Архив М.О.СССР. Ф.33.оп.682525. д.430 л.680).

К рассвету 30 августа противник с боем захватил несколько островов в районе Келеберды к юго-востоку от Кременчуга. Отбросив малочисленные подразделения наших войск, гитлеровцы под прикрытием артиллерии и авиации хлынули волной на левый берег Днепра, захватывая близлежащие хутора. С рассветом над полем боя появились наши бомбардировщики, развернулись воздушные бои.

За одним из таких боёв наблюдали жители хутора Писчанки («Искра»). На глазах у жителей хутора Е.В.Овчаренко, Н.В.Овчаренко, А.С.Ляшенко, А.В.Дыба и других, советский самолёт отбивается от немецкого стервятника. Но бой был неравным. Вот от подбитого советского самолёта отделились три парашюта, один из них воздушной волной отнесло к хате, где находились немецкие захватчики. Увидев их, парашютист открыл стрельбу, но изрешеченный пулями немцев упал к их ногам. «Долговязый немец в грязном френче, - рассказывал очевидец этих событий А.Е.Ляшенко, - достал документы убитого лётчика, стал их громко читать и переводить на немецкий язык».

А.Е.Ляшенко не помнит фамилии и имени этого первого летчика, ему запомнилось только что он с 1924 года рождения, уроженец города Горького. Похоронили его около усадьбы Мусия Кобеляцкого, а в 1973 году останки его были перезахоронены в братской могиле у Вечного огня в Комсомольске. Второй лётчик был спасён жителем этого хутора Н.Прокопенко, который в то время находился в степи за хутором. Он помог лётчику освободиться от парашюта, закопал парашют на берегу болота, а лётчика укрыл в камышах. Когда подъехали немецкие мотоциклисты, Н.Прокопенко сказал, что парашютиста отнесло к Днепру, где он видимо и утонул.

Между тем ожесточённые бои на берегу Днепра продолжались. Наши бойцы из 300-й стрелковой дивизии огнём из пулемётов и миномётов встречали наседавших фашистов. Бойцы 1049-го стрелкового полка разбили и потопили 200 десантных лодок, 30 катеров с пехотой (архив МО СССР, ф. 984 оп.1, д.4, л.9,10). Гитлеровцы, высадившиеся на берег, несли потери и на минных полях, установленных саперным батальоном (командир старший лейтенант А.З.Венир, военком – старший политрук А.В.Бабенко). Личный состав батальона плечом к плечу с пехотой вступил в схватку с врагом. Особенно стойко сражались подразделения старших лейтенантов Н.В.Воронкова, А.А.Войкова, лейтенанта Васильева Н.Д.. Саперы действовали самоотверженно, не покидая своих позиций, даже тогда, когда им грозила опасность окружения. В течение 14-ти часов в окружении они вели бой, а затем прорвались к своим (архив МО СССР ф.984 оп.1, д.4, л.11).

В то время, когда 300-ая стрелковая дивизия в районе будущего города Комсомольска вела бои с гитлеровцами, захватившими остров и левобережье Днепра, немецкое командование организовало в районе, восточнее Келеберды, ещё три переправы через Днепр у Переволочной, Солошино и Григоро-бригадировки. Организованная гитлеровцами переправа в районе Шматково была уничтожена действиями нашей авиации. Но её действия усложнили начавшаяся непогода и недостаточность сил нашей авиации. Поэтому даже в погожие дни 15-ая авиадивизия, действовавшая в районе Кременчуг-Дереевка, могла совершить лишь по 100 вылетов. А переправы противника продолжали действовать, через них гитлеровцы перебросили три пехотных корпуса с моторизованными подразделениями и, развернув дополнительные войска в районе деревни Мотрино, повели наступление на Кременчуг.

Против сил противника были брошены войска 5-го кавалерийского корпуса (командир – генерал Камков, начальник штаба – полковник Шитов-Изотов). Будёновцы, как их тогда называли, встретили противника 1 сентября на рубеже Солошино – Григоро-Бригадировка. Перед конниками стояла нелёгкая задача - нужно было остановить передвижение моторизованной пехоты противника. Вместо привычной кавалерийской атаки им, по условиям местности, пришлось наступать в смешанном строю, имея при себе лишь карабины. Противник же имел автоматы и миномёты, их поддерживали бронетранспортёры и лёгкие танки. Наши же кавалерийские полки имели лишь по одной артиллерийской батарее. Несмотря на сложнейшие условия, под натиском наших бойцов противник сначала обратился в бегство, но вскоре организовал оборону и оказал яростное сопротивление. Особенно тяжело пришлось 134-му кавалерийскому полку майора И.В.Хознева. В ходе ожесточённых боёв конникам удалось сначала остановить, а затем и отбросить противника к югу от деревни Мотрино (архив МО СССР ф.434, оп.67405, д.1, л.119).

Атаку кавалеристов вскоре поддержали подразделения 47-й танковой дивизии, сосредоточенной в районе села Озёра. Перед ними была поставлена задача, развить удар 34-й кавалерийской дивизии. Мотострелковый полк старшего лейтенанта Л.Х.Мурдашова с ходу контратаковал врага с востока, но враг продолжал вводить в бой новые свежие силы, действовавшие при поддержке артиллерии, которая вела огонь с захваченных островов на Днепре. Ожесточённые бои в районе Мотрино продолжались и на второй, и на третий день.

Особенно жестокое кровопролитное сражение произошло к вечеру 2-го сентября. В этом сражении особенно отличился расчёт противотанкового орудия сержанта В.Г.Гнедовского. Действуя в составе батареи, входящей в состав контратакующего эскадрона будёновцев, он имел очень мало боеприпасов. Все осколочные снаряды были израсходованы. Осталось совсем немного бронебойных снарядов, которыми Гнедовский уничтожил 2 пушки и 2 пулемёта. В это время с флангов начали продвигаться 5 фашистских танков. Танки приближались, казалось ещё несколько минут, и они раздавят орудие вместе с расчётом, но В.Г.Гнедовский не спешил. Он ждал момента, когда можно было действовать наверняка, открыв огонь лишь тогда, когда фашистские танки были уже в нескольких десятках метров. Один за другим прозвучали выстрелы – факелами вспыхнули три танка. Почти зразу же загорелся и четвёртый танк. В него угодил снаряд соседнего орудия. Пятый же повернул назад и удрал с поля боя. За этот подвиг В.Г.Гнедовский был удостоен Ордена Красного Знамени (архив МО СССР Ф.229, оп.161, д.78, л.132). Этой ситуацией воспользовалось подразделение майора А.Д.Павленко, который выбрал момент и ударил по пехоте врага, двигавшейся вслед за фашистскими танками. Контратака была настолько дружной, что танки врага повернули назад, а остатки их разгромленного пехотного прикрытия поспешно отошли назад (архив МО СССР ф.229, оп.166, д.78, л.132).

Ожесточённые бои в районе Саловка – Мотрино продолжались и 3-го сентября. Особенно тяжёлое испытание легло на плечи 76-го кавалерийского полка. Получив подкрепление из-за Днепра, гитлеровцы усилили артиллерийский огонь с высокого западного берега и начали теснить наши части наших бойцов. Командир полка майор Покровский А.И., раненный ещё 7-го июля, но продолжавший командовать частью, пал в этом бою смертью храбрых. Командир корпуса бросил на помощь полку 10 танков 94-го танкового полка майора Н.М.Бубнова. Они сходу нанесли удар по врагу, поддержав контратаку кавалеристов. Гитлеровцы были выбиты с ряда высот восточнее Солошино, но далее продвинуться не могли. Комполка, чтобы воспрепятствовать дальнейшему продвижению фашистских войск, выдвинул в этот район последний свой резерв – 99-й кавалерийский полк (командир – А.Н.Инаури) (архив МО СССР ф.434, оп.67405, д.1, л.120).

Гитлеровское командование в ответ на действия наших войск нанесло бомбовые удары с воздуха. В бой вступили наши зенитные подразделения конницы и танкистов. Успешно действовал 47-й зенитно-артиллерийский дивизион (командир – майор Г.Е.Калинович). Особенно его 2-я батарея под командованием 20-летнего лейтенанта Н.С.Джось. С начала войны ими было сбито 13 стервятников. 3-го сентября к ним прибавилось ещё два – разведчик «Хенкель – 126» и бомбардировщик «Ю – 88» (архив МО СССР ф.393, оп.8981, д.4, л.25). Всего же в этот день зенитчики дивизиона сбили четыре вражеских самолёта.

В 14 часов разведчик Шахмедов доложил, что с юго-запада приближается вражеский «Хенкель – 126». Зенитчики изготовились к бою. Первой же очередью расчёт ефрейтора А.И.Ненастьева отрубил самолёту хвост. Ещё очередь и «Хенкель – 126» рухнул на землю. Не успели остыть стволы орудий, как появились 12 «Юнкерсов» под охраной четырёх истребителей. И снова зенитчики вступили в бой. Первым был сбит головной «Ю-88». Объятый пламенем, он врезался в землю, затем второй, третий. Несколько фашистских лётчиков выбросились на парашютах и были взяты в плен. (Архив МО СССР ф.33, оп.682524, д.430, л.436).

К исходу дня 3-го сентября атаки гитлеровцев ослабли, но было ясно, что противник действует в этом районе превосходящими силами. Усилилась угроза прорыва противника. В связи с этим, по приказу генерала Фекленко, полоса обороны 300-й стрелковой дивизии суживалась почти втрое и составляла теперь по фронту 21 км между устьем реки Псёл – справа и деревней Саловка – слева. В подчинении дивизии был бронепоезд «Семён Будённый», который курсировал в районе станции Потоки, не допуская прорыва к ней противника. В этой же полосе должны были действовать 15-я смешанная авиационная дивизия.

Утром 5-го сентября в результате уточнённых сведений о противнике стало ясно, что на плацдармах в междуречье Псла и Ворсклы противник имел 3 пехотных дивизии, из района Чикаловки по понтонной переправе у Келеберды двигаются моторизованные колонны с танками. Это означало, что противник к Кременчугу выдвигает 1-ю танковую группу Клейста. В это же время западнее нашей 300-й дивизии к востоку от Кременчуга против оборонявшейся нашей 297-й стрелковой дивизии действовали 125-я и 239-я пехотные дивизии немцев, поддерживаемые отрядами первой танковой группы Клейста, передвигавшейся на левый берег Днепра.

Немецкие части начали наступление вдоль западного берега реки Псёл в направлении станции Потоки. Уже к вечеру гитлеровцы форсировали Псёл южнее станции Потоки и создали угрозу окружения 297-й дивизии. Завязались неравные бои, которые продолжались и на следующий день. В этих боях особенно отличился сводный отряд под командованием майора Ф.С.Муравьёва. В его отряде были кременчугские ополченцы. Бои продолжались и днём и ночью. Защитники города, неся значительные потери, отстаивали каждый рубеж, каждый метр родной земли. Несмотря на огромное превосходство в силе и технике, за 6 суток боёв противнику удалось продвинуться всего на несколько километров - от села Мотрино до станции Потоки.

Силы защитников таяли, а враг вводил в бой всё новые и новые части. На позиции ополченцев гитлеровцы обрушили шквал артиллерийского и миномётного огня, наносили бомбовые удары с воздуха. Казалось, горела земля, ничего не было видно, люди задыхались от гари и порохового дыма. Неся большие потери, наши части медленно с боями отходили к городу. Группа майора Воробьёва окопалась на безымянной высоте у села Великая Кахновка. Это уже был пригород Кременчуга.

К вечеру под прикрытием танков противник пошёл в наступление. Храбро сражались бойцы Воробьёва. Они подпускали врага на близкое расстояние, а затем забрасывали его гранатами, вели прицельный пулемётный огонь. Враг, теряя убитых и раненных, откатывался назад. Так повторялось несколько раз. Но силы защитников высоты были на исходе. Воробьёв послал связного, чтобы пробиться в штаб дивизии и доложить там о создавшемся положении командиру дивизии. Ночью связной вернулся обратно и доставил Воробьёву записку: «Майору Воробьёву. Сейчас будет поддержка. Не отходить, драться до последнего патрона. Полковник Афанасьев» (Кременчугский историко-краеведческий музей, экспонат Ц.Р.П.-556). И они держались до последнего. Отбили две ночные атаки противника, в ходе которых гитлеровцы понесли потери, благодаря огневым ударам наших гаубиц по переправам Днепра. По словам разведчиков там образовалась целая свалка разбитой боевой техники противника. А к вечеру на помощь бойцам Воробьёва пришла рота саперного батальона лейтенанта Кутько.

Наступило утро 8 сентября. Противник обрушил на защитников высоты сильный артиллерийско-миномётный огонь. На их позиции наступали танки до батальона пехоты. Но и на этот раз оборону защитников врагу не удалось сломить. Всё вокруг было изрыто минами и снарядами. Было много убитых и раненых. В этих кровопролитных боях исключительное мужество проявила санитарка Вера Арсеньева.В шквале огня она казалась неуязвимой – перебегая от окна к окну, девушка оказывала помощь раненым бойцам, выносила их в укрытие, отправляла в медсанбат. Ею одною было спасено сорок раненых бойцов! Отряд П.С.Воробьёва, прорвав вражеское кольцо, вышел из окружения к Большой Кахновке. Впоследствии было установлено, что 12 сентября только в полосе 297-й стрелковой дивизии действовало 300 вражеских танков, около 100 орудий, до 1000 автомашин с пехотой (Архив Полтавского обкома КПУ ф.15, оп.9, д.361, л.29).

Положение левого крыла юго-западного фронта становилось всё долее и более угрожающим. Надо было восстановить оборону наших войск по Днепру, поэтому было решено нанести контрудар по противнику. Главный удар должны были нанести части 5-го кавалерийского корпуса с востока из района села Озёра, с запада удар наносит 212-я стрелковая дивизия из района села Потоки, чтобы соединиться с 34-й кавалерийской дивизией у села Пришиб. 300-й дивизии было поручено вести наступление с севера до реки Днепр с целью уничтожения окружаемой группировки противника.

Таковы были планы, но подготовка и сосредоточение наших сил затягивалось, т.к. перегруппировка наших войск и перебазирование авиации велось в крайне неблагоприятных условиях. Продолжавшиеся ливневые дожди затрудняли продвижение колёсного транспорта по просёлочным дорогам. Железнодорожные пути были загружены до отказа шедшими к фронту эшелонами и эвакуированными. К тому же нанесение главного удара отводилось авиации. Ей предстояло не только прикрывать войска, но и поддерживать их атаки, разрушать переправы, не допуская переброски вражеских сил и резервов на левый берег Днепра. Для действий авиации нужна была лётная погода. В итоге всего этого намеченные действия были отложены на несколько дней.

Наступление началось 10 сентября после непродолжительной артиллерийской и авиационной подготовки. «К сожалению авиации и артиллерии у нас было явно недостаточно, - вспоминал впоследствии об этом дне Маршал Советского Союза И.Х.Баграмян, - поэтому огневую систему противника не удалось подавить». Наступающие дивизии были встречены очень плотным огнём, яростными контратаками, но они все же продолжали наступление. 5-й кавалерийский корпус генерала Ф.В.Камкова, наступая на самом левом фронте, медленно теснил противника к Днепру. Небольших успехов достигли в этот день части 34-й кавалерийской дивизии полковника Гречко А.А. (И.Х.Баграмян «Так начиналась война» м 1971 стр.319-320).

При этом не следует забывать, что численное превосходство оставалось на стороне противника. Кроме того, многие наши части и соединения, участвовавшие в нанесении контрудара, ещё не имели боевого опыта. Многие экипажи тяжёлых танков не имели опыта управления ими. Многие воинские соединения были ослаблены потерями, понесёнными в предшествующих боях. Многие пехотные соединения, переброшенные с других участков фронта, не успели поднять свою артиллерию. Удары авиации по переправам гитлеровцев так же были мало эффективными. Через Днепр в район Кременчуга вслед за пехотой начали переправляться на левый берег танковые 9, 14, 16, две моторизованные 16-я 25-я дивизии, 1-й танковый корпус группы генерала Клейста. таким образом вместе с 125-й, 239-й пехотными дивизиями сосредоточилась мощная вражеская группировка, удар которой грозил тяжёлыми последствиями для войск всего юго-западного фронта.

В полдень 12 сентября противник в районе Кременчуга ввёл в бой 3 танковые дивизии, поддерживаемые с воздуха крупными силами авиации 4-го воздушного флота. Под ударами многократно превосходящих сил противника 38-я армия была рассечена пополам. Нарушилось взаимодействие войск и управление ими. Командование армии потеряло связь со штабом фронта. Под ударами превосходящих сил противника наши войска начали отступление, в то же время войска 300-й дивизии на рубеже южнее Козельщина – Кобеляки продолжали наносить удары 17-й немецкой армии. 15 сентября 9-я танковая дивизия из группы Клейста соединилась в Лохвице с 3-й танковой дивизией из группы Гудериана. Враг достиг, хотя и не полностью своей цели: соединения 5-й, 37-й, 26-й и часть сил 21-й и 38-й армий юго-западного фронта вместе с его штабом оказались в окружении. Более 10 суток шли бои за выход из вражеского кольца и отличались большим ожесточением. Многие воины были убиты в боях, а часть ушла в партизаны. Но крупные силы всё же прорвались на восток. Среди них соединения и части 38-й армии.

При прорыве вражеского кольца особенно тяжёлым был отход наших войск в полосе окружения танковой группы Клейста. Остатки войск из-под Кременчуга шли вдоль реки Псёл по оврагам и перелескам, по тропинкам и просёлочным дорогам. Транспортные средства шли по дорогам, но только ночью, а днём пережидали в безлюдных местах. 300-я же дивизия вплоть до 15 сентября по приказу генерала Фекленко удерживала рубежи на позиции Козельщина – Кобеляки. Прорвавшиеся же в тыл дивизии танковые отряды врага действовали с беспримерной жестокостью. Они обрушивались даже на медсанбаты и варварски уничтожали санитарные повозки и палатки, обозы с ранеными, несмотря на то, что, на полотнищах были ясно видны знаки Красного Креста.

Силы нашей 300-й дивизии иссякли. Наконец, по приказу генерала Фекленко войска начали отход в северо-восточном направлении. «Отходить пришлось в светлое время – рассказывает бывший военком П.И.Козлов. Населённые пункты справа и слева находились уже в руках немцев. Впереди снопы и копны скошенной пшеницы, поля неубранной кукурузы и подсолнуха. Простреливаемые со всех сторон, они во многих местах вспыхивают пожарищем. В дыму и огне стало труднее дышать, выходить и выносить раненых. Преследуемые танками с автоматчиками на них, люди отбивались гранатами и бутылками с горючей жидкостью, бросая их под танки, стреляли по щелям танков из автоматов и карабинов. (Архив МО СССР ф.393, оп.8973, д.4, л.61- 63). Так заканчивались тяжёлые полуторамесячные бои 300-й дивизии 38-й армии на Днепре.

Много лет спустя о последнем бое наших бойцов 300-й дивизии с немецкими захватчиками в Горишних Плавнях жительница этого селения А.М.Ельченко рассказывала: «Это было осенью 1941 года где-то в начале или средине сентября месяца. Весь день на Днепре доносилась яростная стрельба. Стреляли из автоматов и пушек. Неожиданно всё стихло. Чтобы это могло быть? Неожиданно за углом у самой хаты взорвалась очередь советского автомата. За время боёв по звуку мы научились различать, где стреляют советские бойцы, а где немцы. Ему ответили несколько очередей немецких автоматов. А утром за углом хаты я нашла тело молоденького советского солдата, в правом кармане его гимнастёрки я нашла его документы и похоронила его вот тут – на этом холме. Это был Василий Фёдорович Яровенко из с.Васильково, что на Киевщине».

В 1972 году в связи с расширением территории карьера Днепровского ГОКа останки солдата В.Ф.Яровенко были перезахоронены в братской могиле у Вечного огня в г.Комсомольске».

(Из рукописи Ю.Кащеева «Днепровская эпопея - 1941 год», 1988 г.)


* * *
Це лише одна із сторінок історії нашого краю - сторінка, що датується 1941 роком. Всього ж протягом Великої Отечетвенной війни місцевість, на якій нині розташоване місто Комсомольськ, була багато разів окроплена кров'ю наших солдатів. Тому для комсомольчан День Перемоги є особливим святом.


ГО "Центр "РОДІС" дякує завідувачу музеєм ВАТ «Полтавський ГЗК» Миколі Стахіву за допомогу в підготовці матеріалу.

0 коммент.:

Дописати коментар